Berlingske (Дания): здоровый образ жизни — эрзац-религия для бездуховных.

Необычная по постановке вопроса публикация в электронных СМИ. Периодически нам приходится сталкиваться в Сваргасе с подобными случаями, любопытно как эту ситуацию понимают и рассматривают в Северной Европе. В качестве эксперта представлен Андерс Фог Йенсен — философ и директор Народной школы Западной Ютландии.

Что делать, когда ЗОЖ становится главным и единственным жизненным приоритетом? Сейчас в моде установка на долгую, активную жизнь — и становится неважно, каким содержанием мы ее наполняем. Парадокс в том, что даже такая вредная привычка, как курение, связана с принятием человека вместе с его недостатками. Нельзя сводить все к бесконечной телесной оптимизации, пишет философ Андерс Фог Йенсен.

Изначально запрет на курение был введен для того, чтобы защитить простых людей от курильщиков. Теперь же он защищает курильщиков от самих себя. Какой же смысл в долгой жизни без болезней, если она стала самоцелью?

Запрет на курение стремительно распространяется по стране, покоряя все новые горизонты и все глубже проникая в сферу самоопределения личности. И если изначально закон принимался для того, чтобы оградить некурящих от пассивного курения, то сейчас он уже пытается оградить от курения самих курильщиков — причем, желательно усложнить им жизнь настолько, чтобы они сами бросили свою пагубную привычку. Аргумент прост: курить — здоровью вредить. Но что делать, когда здоровый образ жизни становится главным и единственным приоритетом?

Дан Турелль (Dan Turèll, датский писатель из поколения битников — прим. перев.) как-то сказал, что с деньгами надо держать ухо востро. Он, конечно, имел виду не то, что деньги надо хранить в кубышке (как полагает моя матушка), а то, что ни при каких обстоятельствах нельзя превращаться в раба денег. Поэтому я скажу: со здоровьем тоже надо держать ухо востро. Здоровье сильно облегчает жизнь (как, впрочем, и деньги), но это далеко не единственный фактор. И превращать одну-единственную сторону бытия в самоцель опасно.

«Человек не стремится к счастью, так делают одни англичане», — писал Фридрих Ницше. Этим он хотел сказать, что «оптимизация» жизненных страстей ради долгой жизни без боли — это буржуазная мораль, которая на самом деле не делает людей счастливыми. Когда здоровье ставится во главу угла — это проявление нигилизма. Сейчас эта установка на долгую, активную жизнь без боли вернулась — и уже неважно, каким содержанием мы наполняем свою долгую и безболезненную жизнь.

Убежден, у Турелля и Ницше о высотах человеческого духа было свое собственное представление. Курение — может, и не самая благородная привычка. Но она тесно связана с толерантностью, принятием человека вместе со всеми его недостатками — ведь жизнь не должна сводиться к одной бесконечной телесной оптимизации. Я полагаю, что вместо того, чтобы слепо отказываться от всего нерационального и вытравлять все неправильное, нам следует принять человека во всей его полноте, со всеми его противоречиями, безрассудствами и иррациональностью.

Я неоднократно участвовал в публичных дебатах о здоровом образе жизни, и могу сказать, что даже на то, чтобы договориться, о чем именно мы спорим, уходит какое-то время. Мне кажется, многие поборники здорового образа жизни исходят из того, что вопрос заключается лишь в том, как именно обеспечить себе максимальное долголетие — и искренне удивляются, если кто-то берется оспаривать саму предпосылку: может, не все стремятся к здоровью любой ценой? Они считают, что цель у всех одна, а расходятся лишь в методах ее достижения. Так вот, некоторые не согласны с самой предпосылкой.

Конечно, хорошее здоровье не повредит никому, и можно долго спорить, каким образом его лучше добиться. Однако многие поражаются, когда выясняют, что предмет спора о здоровом образе жизни не только в том, как его достичь, но и в том, стоит ли к нему стремиться вообще. На мой взгляд, это изумление коренится в том, что весь наш менталитет поражен культом здоровья, который не позволяет даже в мыслях выходить за узкие рамки правильного и полезного.

Философ Бьюн-Чул Хан в книге «Общество усталости» пишет об обессмысливании жизни: мы лишаемся устремлений к высшему смыслу и посулов чего-то большего и лучшего, и эта утрата приводит к тому, что в ранг абсолюта возводится здоровье. Он подчеркивает, что о культе здорового тела предупреждал еще Ницше, рассуждая о смерти бога. Здоровье превратилось в идеал и предел мечтаний, вся современная жизнь вращается вокруг здоровья и способов его достижения, в ней больше нет места для смысла, выходящего за пределы телесного существования. Здоровый образ жизни стал эрзац-религией для людей, которые потеряли духовность.

Благодаря современной медицине мы можем многое узнать о теле и даже измерить это количественно, а сама биология стала тоталитарной идеологией, которая сводит человека к его физическим характеристикам, вынося ему оценку строго по параметрам здоровья. Здоровье берет над нами власть, подобно деньгам — с ними тоже есть такой риск. Несомненно, наука права, предупреждая, что, затягиваясь сигаретой, я рискую своим здоровьем. Однако я полагаю, что достойная жизнь не обязана быть ни здоровой, ни экономически целесообразной, поэтому к здоровью отношусь так же, как Турелль — к деньгам: надо держать с ним ухо востро. Вот почему мы должны отобрать право на нравственность у врачей и медицинских работников, чтобы дать простым смертным право на достойную жизнь.